персона бизнес истории успеха правосудие экскурс в историю Бахищев следователь

Альберт Эльзиганович Бахишев

На территории базы «Бережок» разгуливали кошки редкостного абрикосового цвета, — ​нигде больше не видел таких, — ​кошки эти смышлёные, и рыбаки их появление на берегу всегда расценивают как добрую примету.

Кошки ведь приходят сюда, чтобы выпросить пару, тройку хвостов у рыбаков… Если они появляются на берегу — ​значит клёв будет, если их нет, то значит, и клёва нет, и не будет его… Клёв ведь, извините, на ровном месте не рождается.

Эту примету, связанную с абрикосовыми кошками Старой Волги, первым засёк Альберт Эльзиганович Бахишев, в прошлом, прокурорский следователь (и очень неплохой, судя по молве), а ныне — ​предприниматель.

Как все астраханцы, он любит свой город, землю здешнюю, Волгу, розовые весенние рассветы, когда начинают цвести сады, старые купеческие улицы, дышащие историей, деревянные дома, знавшие Хлебникова и Кустодиева, пруды Татарского базара, где плавают лебеди… Собственно, Бахишев не один такой.

Мы сидим на берегу, говорим о том, о сём, разговор этот нетороплив, словно бы впереди у нас целая вечность, но это не так: время, особенно нынешнее, бывает спрессовано до железной плотности и способно наносить такие удары, что не только делается больно — ​люди даже теряют сознание. А, придя в себя, начинают больше думать о смерти, чем о жизни. Время здорово помяло и самого Бахишева. В жизни его всякое случалось…

Спозаранку, еще до завтрака, к дебаркадеру, прибуксированному к берегу, подтягивается народ — ​и место получше надо занять, и с соседями пообщаться, и наживкой с кем-нибудь махнуться…

Волга в этом отношении здорово сближает людей, примиряет самые разные точки зрения, снимает боль с тех, кто приходит сюда с болью. Хотя боль, причинённая Бахишеву, вряд ли будет способна пройти — ​до конца жизни ведь не пройдет.

Европейский суд по правам человека удовлетворил жалобу А. Бахишева, признав нарушение ст. 3, 5 Европейской конвенции по правам человека и постановил выплатить ему компенсацию…Астраханский областной суд признал незаконным содержание А. Бахишева под стражей и постановил выплатить ему компенсацию… В настоящее время в ЕСПЧ рассматривается жалоба Бахишева на приговор по ст. 300, ч. 3 ст. 285. Когда же своё веское слово скажет Российская Фемида?

Но обо всем по порядку.

Родился Альберт Бахишев в селе с непростым, но запоминающимся названием Осыпной Бугор. Родители у него были простыми людьми, любящими астраханскую землю и благодарными ей за то, что она их кормила. Когда Альберту исполнилось одиннадцать лет, отца не стало — ​забрала река, до сих пор он помнит слёзное ощущение беды, всей тяжестью своей навалившейся на их семью.

Правда, тогда Альберт не знал ещё, что ждет его в жизни…

Работать в правоохранительных органах он мечтал с той далёкой, — ​детской, школьной, — ​поры. Позже оказалось, что именно эта мечта, как и желание всегда и во всем быть честным, защищать правду и не давать, чтобы на неё покушалась неправда и тем более, покушалось зло, загнали Бахишева в угол.

Впрочем, виноват в этом был не сам Альберт Бахишев, а наша непутёвая жизнь, мутная вода ельцинского времени, в которой ловили рыбку все, кто не хотел жить честно, и только ленивые, да редкие правдолюбцы, которых становилось всё меньше и меньше, не вылавливали ничего.

Астраханский житель Бахишев поучил два высших образования и стал следователем транспортной прокуратуры, — ​точнее, следственного управления при транспортной прокуратуре. Свою работу он считал главным делом жизни, все время проводил на службе — ​ни жена Инга, ни детишки Тимур и Анвар не видели его дома сутками. Уезжал он рано, когда дети ещё спали, приезжал поздно, когда дети уже спали, в темноте: закончить рабочий день в одиннадцать, в половине двенадцатого ночи было для него обычным делом. Нагрузка была огромная, но такая жизнь устраивала Бахишева.

Многие уголовные дела пришлось ему вести, среди них были очень непростые, и всегда Бахишев старался разобраться во всём до мелочей, докопаться до правды, и это у него получалось. При всем том Бахишев считал, что служит он одному богу, — ​ни генералам, ни министрам, ни тугим кошелькам, ни отдельным гражданам, пусть даже очень уважаемым — ​служит его величеству Закону. Он до сих пор уверен, что выше закона нет ничего на белом свете, хотя много раз бывал свидетелем того, что на практике происходило обратное, и тогда ему делалось просто тошно.

персона бизнес истории успеха правосудие экскурс в историю Бахищев следователь

Как-то в одно из воскресений он не вышел, как обычно, ранним утром на работу (а работу в воскресенье Бахишев считал обязательным делом — ​никаких выходных!), задержался дома. Оба его сына ещё спали. Старшему Тимуру недавно исполнилось четыре года — ​очень занятный подрастал гражданин, младшему Анвару было несколько меньше, но рос он быстро. То, что никак не удавалось сходить с ним как-нибудь покататься на карусели или прочитать мальчишке старую татарскую сказку из иллюстрированной книги, печалило Альберта.

Грустно было: ведь так дети могут вырасти без него. Он присел около кроваток сыновей. Тимур словно бы почувствовал присутствие отца, открыл глаза, улыбнулся и неожиданно спросил:

— Папа, а куда ты все время уходишь?

— Как куда? На работу. Я каждый день должен бывать на работе. Так положено.

— Когда ты к нам придешь ещё?

В комнату вошла жена, и Бахишев невольно переглянулся с ней. Вдвоем они попытались что-то объяснить сыну, но тот слушать их не стал, отрицательно помотал головой, а потом вдруг заревел в полный голос.

Хоть и собирался Бахишев в этот день побывать на работе, но понял, что первый раз за всё время на работу не пойдет — ​сын-то вон в каком состоянии находится! Расстроенный, ушел на кухню — ​выпить чаю.

В это время проснулся младший сын Анвар. И, естественно, — ​тут же появился на кухне. Подковылял к отцу, но не узнал его — ​принял за чужого дядю и начал дергать его за рукав: уходи, мол, отсюда!

Это был жестокий урок, — ​вполне в духе уроков девяностых годов, — ​дети объясняли отцу, как надо вести себя с подрастающим поколением, с детьми, не допускать никаких перекосов, — ​на семью надо обращать такое же внимание, как и на работу и уделять ей столько же времени…

Вот только как это сделать, Бахишев не знал. Да и не только он не знал — ​не знал никто. Ведь все мы на работе тогда были просто помешаны и зачастую не ведали совершенно, как совместить её с домом.

Уголовных дел через руки Бахишева прошло, повторяю, много, в том числе и тех, которые считались «глухими», зависшими без всякой перспективы на то, что когда-нибудь они будут раскрыты, но Бахишев, успешно разгрызал и эти орехи.

Как считает известный астраханский следователь, в прошлом первый заместитель прокурора области Вячеслав Павлович Белоусов, — ​Альберт Бахишев был талантливым «следаком» и имел отличную профессиональную перспективу. Но… Очень часто в жизни нашей нынешней, как и прошлой, возникало и возникает это пресловутое «но», рождённое некими либеральными порядками, при которых деньги оказывались выше профессионального долга, а знакомство с нужным человечком — ​выше чести.

Однажды Бахишев столкнулся с делом, которое неприятно удивило его и оставило внутри ощущение неверия и горечи. Поначалу он квалифицировал это дело, как халатность. Ну, а халатность, известно всем, бывает разная — ​от той, что совершается случайно, по вынужденному стечению обстоятельств, до той, что делается по умыслу и злой воле отдельных граждан. И граждане, если виноваты, должны за свои деяния отвечать.

В Астрахани находится филиал Волжской государственной академии водного транспорта. Альберт Эльзиганович Бахишев — ​в ту пору старший следователь Южного следственного управления на транспорте, занимался вопросом хищения бюджетных денег в этом филиале.

В том, что деньги были похищены, сомнений не было совершенно, но вот какая штука — ​слишком уж нервная последовала реакция на это расследование руководителей высокого ранга — ​начальника управления и астраханского областного прокурора. Оба потребовали, чтобы Бахишев прекратил заниматься этим делом, вообще забыл о нём.

Но давить на следователя, если это настоящий следователь — ​дело бесперспективное, да и, если честно, следователь от такого давления должен быть защищен законом. Как оказалось впоследствии, эта истина — ​только теоретическая, практикой она почти не подкреплена…

А история такова. Зданию Астраханского филиала Академии водного транспорта потребовался ремонт. Для начала — ​крыши, а потом — ​фасада. Руководительница филиала Карташева Ольга Ивановна, человек энергичный, добилась выделения бюджетных денег и когда эти деньги появились на счету, поручила провести ремонт человеку, который легко бы обошел любой конкурс, даже если б его контролировал сам мэр города или даже губернатор (впрочем, конкурса никакого не было), а именно — ​собственному мужу.

Муж её возглавлял небольшую строительную фирму и, естественно, мог сделать любой ремонт. Он и тут его сделал, и неплохо сделал… Но при этом очень сильно завысил цены на свои услуги — ​безбожно завысил. В угоду собственным желаниям, я так понимаю. Вместе с хотениями. За крышу его контора получила три миллиона рублей; из них, как выяснил следователь Бахишев, 1.139.000 рублей ушли в личный карман директрисиного мужа, за фасад было выписано пять миллионов рублей, из них два с половиной миллиона — ​ровно половина, отправились туда же, где растворилась первая сумма.

Хотя были люди, которые считали, что здание ещё много лет проживёт и со старой крышей, а что касается фасада, так приведение в порядок фасада огромных денег и не требует, это дело вообще можно поручить кому-нибудь из хозработников академии, тот легко залепит все трещины, потом пройдётся по ним кистью, и всё, либо вообще ремонт фасада отдать на откуп бабе Мане с соседней улицы, которая за мизерную плату приведёт в божеский вид не только здание филиала, но и пару соседних домов заодно. Впрочем, Бахишев этих людей не слушал.

Было очень жаль, что большие бюджетные деньги уплыли в личные карманы четы Карташевых. Ну не коррупция ли это — ​явление, о котором ныне так много говорят? К слову, в ту пору рубль весил много больше, чем сейчас.

Предвзятость этой сделки бросалась в глаза не только следователю, опытному человеку, вооружённому знаниями, интуицией, нормативами, а и человеку, совершенно далёкому от строительных, ремонтных и прочих дел.

Бахишев отправил бумаги с деловой цифирью Карташевой в «Астраханьгражданпроект», где имелся экспертный отдел. Там дали на бумаги соответственное заключение, факт приписок подтвердили.

Плюс ко всему Бахишев обнаружил в филиале ещё двадцать четыре эпизода хищений. Некоторые из них были вообще из ряда вон выходящими. Например, такое: Карташева привезла на работу свою старую мебель и потребовала её оплатить. Наверное, родные обтерханные, потускневшие от времени предметы быта рождали у неё хорошее рабочее настроение или что-нибудь в этом роде.

Собранный материал Бахишев направил в суд. И тут началось… Откуда только Бахишеву ни звонили, требуя, чтобы он отозвал дело. Наверное, проще назвать структуру, из которой не звонили. Бахишев на это не пошел. Тогда его постарались сломать. Но и это не получилось, он выстоял, и тогда его решили… посадить. Посадить за то, что он решил бороться с коррупцией, я так полагаю.

Для начала возбудили уголовное дело в отношении его брата. Дело вёл следователь, который считался близким другом Бахишева. Когда Альберт с ним повстречался, — ​не повстречаться он просто не мог, — ​следователь заявил, что Бахишев пытался на него давить и предлагал взятку. Вот тебе и друг! Такая дружба достойна литературного воплощения в рассказе или в повести.

И пошло, и поехало… Бахишева очень скоро начали обвинять в преступлениях, которые он не то, чтобы не совершал, он их просто не мог совершить чисто физически, поскольку находился в то время совсем в другом месте. А чтобы он никуда не ходил и не жаловался, и вообще нигде не возникал, его арестовали — ​вначале посадили на нары следственного изолятора (причем, постарались сломать жизнь не только ему лично, но и его семье), потом загнали в колонию… Все происходило под прикрытием сильных мира сего, тех самых людей, что были призваны защищать Закон.

персона бизнес истории успеха правосудие экскурс в историю Бахищев следователь

Бахишева учили на будущее — ​никогда не повышай голос и не поднимай руку на хозяев новой жизни. Стало понятно, кто конкретно относится к касте хозяев…

В общем, личную борьбу с коррупцией Альберт Эльзиганович Бахишев, которого я считаю своим добрым товарищем, проиграл. Но не сломался, не сдался. Отсидел своё, — ​что было, то было, прошёл через несколько кругов ада — ​это тоже было, одолел огонь, воду и медные трубы, но не распластался на земле. И тем более, не ушёл в землю. И очень рассчитывает, — ​а вместе с ним рассчитывают и его друзья, — ​что правда хоть и болеет, но не умирает, и истина в конце концов восторжествует.

Чего ныне добивается Альберт Бахишев? Он не требует компенсации за сломанную судьбу, не требует извинений за зло, причиненное ему, требует одного — ​чтобы было возвращено честное имя.

Для этого, конечно, потребуется вернуться к делу Бахишева вновь и вторично расследовать его, тем более, что в беспристрастности прежнего разбирательства есть много сомнений… У бывшего следователя Бахишева немало друзей, среди них есть люди, которые пользуются уважением не только в правоохранительных органах Астрахани, но и Москвы, как, например, Белоусов, имя которого я уже упоминал. Именно он, сам следователь, учил Альберта быть честным и Бахишев усвоил эту науку прочно.

…Через год мы с Бахишевым встретились снова. На астраханской земле кое-что изменилось. Не только в городе, но и в его окрестностях. На реке Царевке появились новые частные владения — ​отдельные лачуги человек на шестьсот были просто роскошные, от них пахло сытостью, а район Чаган застроился настоящими дворцами.

В общем, меняется лик здешней земли. И не только в архитектурно-хозяйственном плане…

Много другого. Например, почти исчезли знаменитые астраханские помидоры — ​те самые, которые мы любили во время обеда разламывать руками — ​на мякоти обязательно появлялся серебристый туман, поднимающий аппетит; помидоры эти вытеснил другой сорт, очень напористый, который и зреет быстрее и транспортировку (особенно в Москву и Питер) переносит лучше, вот «новодел» и взял верх… Благодаря предприимчивым людям. А то, что он по вкусу уступает знаменитым старым помидорам — ​неважно, плевать, на это просят вообще не обращать внимания.

Исчезли лягушки, даже в пойме, — ​их успешно ловят и вывозят во Францию, скоро лягушек здесь не будет совсем.

На Волжской ГЭС стали часто сбрасывать холодную воду, в результате опустели даже такие рыбные протоки, как Гандуринский банк, рыбы здесь осталось мало: пометалась она, бедная, пометалась и ушла. В другие, более приспособленные для жизни места ушла.

Зато прошлой осенью было много дешевых арбузов и дынь. Вдоль дорог расположились бахчи, можно было на машине завернуть на любую из них и, минуя различные торгашеские наценки, купить товар прямо у производителя. Арбузы стоили три рубля килограмм, дыни — ​восемь рублей. Арбузы, надо отдать должное, остались все те же, астраханские, а вот дыни — ​опять-таки из породы «новоделов», с рифлёными боками, заморские… Завезли, говорят, из-за Каспия, из Дагестана. Знаменитой астраханской «колхознице» они, правда, уступают, аромат много слабее, хотя одно хорошо — ​сладкие.

«Колхозницы» тоже кое-где продаются, только почему-то под новым названием — ​их теперь гордо величают «бакинками». Какое отношение они имеют к бакинским дамам — ​не ведаю совершенно.

В общем, всё течет, всё изменяется, всё движется вперед, мы движемся тоже и, само собою разумеется, преобразовываемся, хотя таких великих понятий, как правда и истина, современные преобразования не должны касаться. Иначе грош цена будет и правде и истине, вместе взятым…

персона бизнес истории успеха правосудие экскурс в историю Бахищев следователь астрахань кремль

Валерий Поволяев