О конце нефти спорят хотя и реже, чем о конце света, но давно и активно. И с тем же результатом. Несостоятельным оказался и недавний прогноз — ​предупреждение о неизбежном резком падении её добычи к середине века. Мрачные ожидания, по словам главы Минэнерго Александра Новака, опровергла сланцевая нефть. Министр прав, сланцевая революция в США породила у многих безудержный оптимизм: углеводородного сырья хватит миру ещё лет на пятьсот. Более сдержан президент США Барак Обама. Он гарантировал Конгрессу, по крайней мере, столетие энергетического достатка и независимости. Какая, впрочем, разница — ​пятьсот или сто лет? Это уже будут совсем другие времена и совсем другая жизнь. Как шутят историки, каменный век закончился не с последним булыжником, а когда люди преодолели каменное мышление. Подросли и шагнули в совсем иную эру — ​к новым материалам и технологиям.

Богатство под ногами

Освоение сланцевых залежей, по мнению многих специалистов, один из таких ещё недооцененных шагов в будущее. Появилась возможность брать богатство буквально под ногами. Всего за несколько лет в США и Канаде увеличили добычу нефти из сланца и битумов в несколько раз. Две страны дают теперь почти половину всего прироста нефтедобычи в мире. Это прорывное начало. Но не все учёные и аналитики настроены столь радужно. «Так называемая революция сланцевого газа — ​это американский Голливуд, это хорошо спланированная пиар-кампания», — ​убеждён глава Газпрома Алексей Миллер. Он, как и большинство наших экспертов, считает, что если будут созданы дешёвые, безопасные, эффективные технологии разработки новых залежей, то это позволит компенсировать падающую добычу на традиционных месторождениях, уменьшить зависимость некоторых стран от импорта топлива. И не более того.

Есть и более радикальные оценки сланцевого чуда. Оно — ​очередной финансовый пузырь, на этот раз надуваемый в горнодобывающей сфере. Вопрос только в том, когда он лопнет, взорвав газо- и нефтедобычу, оставив сотни тысяч людей без работы. Казалось бы, последние события подтверждают близкий конец чуда. В США обанкротилась первая компания, разрабатывающая сланцевые залежи. Сократилось почти на 20 % количество вышек, разбуривающих их. Из 1750 остановлено почти 300.

И все-таки нет оснований драматизировать положение. Резкое падение стоимости энергоресурсов ударило по всей отрасли. В последние годы она быстро наращивала поставки чёрного золота, свыше половины прироста давали США и Канада за счёт высокотехнологичной, значит, и более дорогой нефти. После снижения цен она оказалась неконкурентоспособной. И вполне логично, пришедшие на рынок последними вынуждены первыми покидать его. Среди основных причин, обрушивших стоимость энергоресурсов, эксперты называют сговор одних стран против других. Это тоже не редкость, такое уже случалось. Но, поскольку его инициатор — ​США — ​открыватель сланцевой эры, то странно подозревать Вашингтон в намерении «закрыть» её, разоблачив экономическую несостоятельность. Америка ревностно оберегает свою революцию от подозрений, критики, недоброжелателей. Недавно ЦРУ объявило американские же экологические организации «подручными Кремля», которым поручено всячески тормозить освоение сланцев. И не бесплатно.

Острые противоречия на мировом топливном рынке не дают ответа на принципиальный вопрос: «революция» или «пузырь»? Попробуем разобраться сами, обратившись к фактам и цифрам, без которых полемика — ​пустое, если не зловредное, занятие. Для начала уточним основные понятия.

Сланец — ​самая распространённая осадочная порода, сформировавшаяся в морских глубинах. Для геологов сланец — ​нефтепроизводящая, нефтематеринская порода. Природный «родильный дом», в котором органика под большим давлением за миллионы лет преобразовалась в углеводороды. Из сланца, мигрируя, встречая более проницаемые, рыхлые, пористые отложения, они при благоприятных обстоятельствах скапливались в подземных структурах-ловушках. Геологи научились находить их, подсчитывать запасы, рекомендовать методы освоения месторождений.

Доступных, разведанных запасов газа в мире 187 200 млрд. кубометров. Ещё 120 трлн. кубометров прогнозные, пока не открытые запасы. Их в сумме хватит человечеству на 60–65 лет. С нефтью более сложно — ​её в недрах 240 млрд. тонн. Это гарантирует менее полувека привычного потребления. А дальше прогнозный дефицит побуждает искать новые, нетрадиционные кладовые топлива. Или замену ему. То, что такие кладовые есть, давно доказали учёные. По их расчётам, в сланце сохраняется газа в 2–3 раза больше, а нефти столько же, сколько их мигрировало и попало в структуры-ловушки. И поскольку сланец распространён повсеместно, то углеводороды есть практически всюду, где меньше, где больше, но есть. Мы буквально ходим по богатствам. Несомненная заслуга американских учёных в том, что они первыми подобрали ключ к сланцу, опровергнув общее убеждение о его недоступности. И это, безусловно, прорыв революционный.

мировая экономика ситуация анализ и исследования цифры и проценты перспектива энергоресурсы геополитика партнёры

Рис. 1. Газовый арсенал природы, трлн. м3

Источники и составные части революции

Америке повезло — ​она богата сланцем, так теперь доказано, насыщенным газом, конденсатом, нефтью. Попытки взять их, которые они предпринимали и в прошлом веке, заканчивались неудачно. Это отпугивало крупные компании, достаточно обеспеченные традиционными месторождениями. Не побоялся рисковать малый и средний бизнес, становлению и росту которого способствовала общая финансовая правовая среда. По американскому законодательству, природные ископаемые — ​собственность владельцев земли (в России, как и в большинстве других стран, добываемое сырье принадлежит государству. — ​Прим. ред.). Поэтому буровики без особых проблем получали выбранные участки в аренду, беря их хозяев в «долю».

Риск действительно был. Хорошо освоенная технология добычи нефти или газа на традиционных месторождениях в сланце не работала. Нужно было их адаптировать к новым породам или создавать новые. Это удалось. Любая революция, тем более технологическая, сильна творчеством масс. Подтверждает это и судьба Джорджа Миттчела. Успешный предприниматель, геолог по образованию вложил свои личные миллионы в поиск, финал которого был далеко ещё не очевиден. В 1981 году он пробурил первую скважину на арендованном участке. Потом еще 18 лет бурил, бурил, бурил — ​и безуспешно. Почти разорился. И уже на склоне жизни, в 80 лет, осознал необходимость совмещения горизонтального бурения с многократным гидроразрывом пласта. С фрекингом. Миттчел — ​подтверждение американской сказки о человеке-кузнеце своего счастья. В последний момент, как в кино, у него всё срослось — ​опыт, знания, самоотверженность и, наконец-то, пласт-подарок. Скважина попала в «яблочко». Через два года Миттчел продал свою компанию за 3,5 млрд. долларов. Действительно сказка.

В 2002 году в стране началась добыча сланцевого газа, а уже в 2009-м его произвели 230 млрд. кубометров. Всего в том году США добыли 720 млрд. впервые обогнали Россию и вышли в мировые лидеры. Остаётся им Америка и сегодня, планируя добывать к 2020 году не менее триллиона кубометров в год. Страна-импортёр станет экспортёром.

Столь же быстро растёт и поток сланцевой нефти. По суточной добыче США уже опережают Россию, а практически — ​и Саудовскую Аравию. Нефтекомплекс заработал как в самые лучшие времена. И что очень важно, при рекордной добыче растут, а не сокращаются запасы топлива — ​их подпитывают из сланцевого потенциала. Сегодня треть общих запасов газа и 10 % нефти — ​нетрадиционные углеводороды. Давняя идея добиться энергетической независимости активно воплощается. В экономике сложилась очень благоприятная ситуация: дешёвые деньги, дешёвые энергоресурсы, дешёвый труд. При таком запасе прочности не страшны ни европейские, ни японские конкуренты.

У США появилась возможность вытеснить Россию со всех энергетических рынков, прежде всего европейского. К этой цели стремились всегда, но не хватало ресурсов. Как только они появились, началась блокада российских компаний. Разумеется, надо было что-то предложить взамен, предложили сланцевую революцию. Госдепартамент США и его секретарь Хиллари Клинтон активно занялись продвижением нетрадиционного газа. Английская газета «The Guardian» прошлой осенью опубликовала статью «Как Госдеп под руководством Хиллари Клинтон продавал миру фрекинг». Судя по публикации, она это делала больше от души, чем по заданию.

Еще в 2010 году Вашингтон объявил о начале программы «Global Shale Gas Unitiacive». Программы помощи в освоении нетрадиционных залежей углеводородов. Выполняя её, Госдеп провёл несколько конференций, возил делегации на американские промыслы, направлял своих экспертов для разработки планов добычи газа из сланца. Энергетическое информационное агентство США научно обосновало будущие перемены. Был опубликован рейтинг запаса сланцевого газа. (Россия, страны Ближнего Востока, Каспия не рассматривались — ​у них и традиционных месторождений предостаточно. Но и без них авторы исследования насчитали 187 млрд. м3 доступного к извлечению газа — ​Прим. ред.).

мировая экономика ситуация анализ и исследования цифры и проценты перспектива энергоресурсы геополитика партнёры

Рис. 2. Запасы сланцевого газа в мире: по данным МАГАТЕ — ​500, а по данным Департамента энергетики США — ​209, трлн. м3.

У всех 32 стран, которые обследовали эксперты, запасы оказались более чем достаточными для стабильного надежного самообеспечения. Естественно, с помощью крупных американских компаний и их партнёров. «Промышленники сразу развернули яростную борьбу за зарубежные сланцевые залежи», — ​уточняет «The Guardian». Усилия Хиллари Клинтон были не напрасными. Американские компании пришли в Польшу, Венгрию, Украину. И, увы, сланцевое чудо нигде не состоялось. Прежде всего, потому, что заокеанские эксперты намного завысили богатства сланцев в Восточной Европе. То ли преднамеренно, то ли плохо считали. Из 50 пробуренных скважин в Польше только одна дала приток 8000 м3 газа в сутки. Считай, ничего. Для обеспечения республики пришлось бы пробурить еще свыше 5000 скважин. Большие сложности возникли с сельхозугодьями, с экологическими организациями. Две из трёх компаний уже покинули Польшу. Ушли они и из Венгрии, пробурив две скважины. Не оказалось газа и в Литве. Румыния и Болгария запретили применять гидроразрывы пласта на своей территории. Наложили мораторий на ГРП Англия, Германия, Франция…

мировая экономика ситуация анализ и исследования цифры и проценты перспектива энергоресурсы геополитика партнёры

Экологический терроризм

«В обозримом будущем в Германии не будет фрекинга и своего сланцевого газа. Защита питьевой воды и здоровья граждан стоит для нас на первом месте», — ​утверждает министр окружающей среды Барбара Хендрикс. По оценке экспертов Международного энергетического агентства, страны ЕС смогут добывать к 2030 году 15 млрд. м3 сланцевого газа. Это всего 9 % от поставок Газпрома. Надо ли ради этого рисковать здоровьем людей в густонаселённой Европе? И ещё неизбежный вопрос: почему на конференциях, проводимых Государственным департаментом США, «учителя» много говорили об эффективности американских технологий, но не предупреждали об экологических рисках?

В Америке достаточно жёсткое природоохранное законодательство. Сильны и влиятельны экологические организации, с ними считаются власти. Возможно, именно поэтому вице-президент Роберт Чейни в 2005 году продавил в конгрессе закон, освобождающий нефтяные компании от контроля Агентства защиты окружающей среды. Фактически их освободили от ответственности за нарушения строгих и затратных экологических требований. Сразу же снизилась себестоимость добычи и возросла прибыль. Это и предупредило сланцевый бум, последствия которого ещё до конца не осознаны. О них ярко и убедительно рассказывает документальный фильм-расследование режиссера Джоша Фокса «Газовая страна». На наших глазах прекрасные сельхозугодья превращаются в лунный пейзаж. Видим отравленную землю, измождённых людей, облысевших животных, грязно-рыжие ручьи, горящую воду из-под крана. Все это — ​последствия гидроразрыва пласта, фрекинга. Почему же освоенная ещё в сороковых годах прошлого века технологическая операция стала такой опасной? Её используют и использовали буровики, чтобы «разрыхлить» подземный продуктивный пласт, повысить его отдачу. Разрыв толщи производится гидроударом, скорее, ударом «рассола». В недра закачиваются более 1000 тонн воды и тонны химикатов. При малейших нарушениях «рассол» попадает в подземные воды, в проницаемые пласты и пробивается на поверхность, отравляя всё вокруг.

К сожалению, такие ЧП всегда были и будут. На обычных месторождениях их удаётся устранять. Из одной вертикальной скважины выкачивается до 6 000 тонн «рассола», который можно очистить. Но для добычи сланцевого газа бурится на порядок больше скважин. Причём горизонтальных, протяжённостью от 1000 до 3000 метров, и производится в глубине до 30 гидроразрывов. Такой массированной «бомбардировки» не выдерживают зацементированные трубы. Поэтому аварии происходят в десятки раз чаще. Оперативно справиться с ними невозможно: для очистки десятков миллионов тонн загрязнённой воды потребовались бы мощные заводы. Химикаты, оставшиеся в подземных водах, превращают их в «бомбы замедленного действия». Где и когда взорвётся, предсказать нельзя. После того как Роберт Чейни помог добывающим нефтяным компаниям выйти из Акта о безопасности воды и из Акта о безопасности воздуха, других природоохранных норм, сланцевая добыча стала дешевле и опаснее. «Los Angeles Times’ имела все основания предупредить: «Ставка на нефть приближает экологическую смерть». Характерна позиция Барака Обамы: «Наша цель — ​примирить экологию с потребностями экономики в доступных энергоресурсах».

мировая экономика ситуация анализ и исследования цифры и проценты перспектива энергоресурсы геополитика партнёры

Цель, безусловно, хорошая, но угодить всем не может даже президент. Экологические организации обвиняют его в бездействии. Считают, что он должен не призывать, а обязать государственные службы и нефтяные компании разработать стандарты, обеспечивающие безопасность добычи полезных ископаемых. Нефтяное же лобби утверждает: эти стандарты — ​фактическое запрещение сланцевой добычи. Не дождавшись федерального решения, многие города и штаты сами запрещают или объявляют мораторий на применение фрединга. Так же поступили и власти европейских стран, «зелёные» законодательства которых не совместимы с аппетитами добывающих компаний. Перманентная сланцевая революция оказалась в тупике. Надолго ли? Госсекретарь Джон Керри продолжает начатую Хиллари Клинтон сланецизацию Европы. Он решает всё ту же проблему освобождения её от российской газовой зависимости. Правда, сами европейцы предпочитают иной сценарий: американцы добывают сланцевый газ у себя и гигантскими судами везут СПГ на континент. У США остался единственный надёжный плацдарм сланцевой революции — ​Украина. Здесь американские компании по-прежнему любимы и обласканы. Известна и любовь Вашингтона к украинским властям.

«Представьте, что было бы, если бы сегодня вы могли сказать России: оставьте свой газ у себя. Это был бы совсем другой мир», — ​недавно вслух помечтал вице-президент США Джон Байден. Напомню, его сын, Хантер Байден, вплотную занялся газовым бизнесом на Украине.

США хорошо знают украинский потенциал. Их интересует Днепропетровско-Донецкий и Припятский нефтегазовые бассейны. Многие аналитики говорят о связи кровавых событий на Донбассе с его энергетическими ресурсами. Они хорошо изучены в советское время. Ещё в 1954 году здесь впервые в мире применили гидроразрыв угольного пласта для усиления притока метана. Лучшие месторождения, конечно, уже отработали своё. Эксплуатировать оставшиеся же при сегодняшних ценах на газ и налоговой системе невыгодно. Американская Shell получила их в своё распоряжение. Разумеется, она не будет работать себе в убыток. Компания заключила соглашение о разделе продукции на 50 лет. Киев предоставил ей огромные налоговые и таможенные льготы. Она может вывозить свою долю газа, продавать его вне всяких квот, без экспортных платежей, даже без НДС. Может ввозить, вывозить, продавать без налогов и пошлин зарубежные товары. Ей даже позволено бесплатно пользоваться остродефицитной в Харьковской и Донецкой областях водой. Украинским компаниям такие райские условия и в счастливых снах не приснились бы. А что Shell даст взамен? Будет добывать обычный газ в хорошо изученном районе, но дешёвый, освобождённый от всех государственных накруток. Дойдёт ли очередь до нетрадиционного, который здесь тоже есть? Поживем, узнаем. Но совершено ясно, американская компания и её украинские партнёры хорошо заработают и без сланца.

Вместо эпилога

И всё-таки «революция» или «пузырь»? Ни то и ни другое. Сравнение с «пузырём» — ​злой навет. Американцы доказали это. У них есть нетрадиционный газ, и они возьмут его при любых спекуляциях на мировых рынках. США устроили всё очень разумно: из 19,2 миллиона баррелей потребляемой нефти в сутки они одну половину её покупают, вторую добывают. И как бы цены ни прыгали, убытков не будет. Да и тратить чужую подешевевшую нефть, откладывая «свою на потом», тоже есть смысл.

мировая экономика ситуация анализ и исследования цифры и проценты перспектива энергоресурсы геополитика партнёры

Почему не «революция»? Прежде всего, потому, что технология не доведена до готовности массового повторения. Пока большинство людей воспринимает ГРП не технологическим прорывом, а экологическим терроризмом. И ещё. Доказанных запасов сланцевого газа США около 4 триллионов м3. Этого потенциала для революции крайне мало, но для мощной, тщательно организованной антироссийской экспансии его, как видим, хватило. И все-таки сланцевая история — ​серьёзное предупреждение России. Природные ископаемые становятся всё более сложными, всё более трудными в освоении. Доступны они только странам, обладающим лучшими технологиями. Те, кто не способен или не хочет создавать их, обречены остаться на обочине развития.

Леонид Левицкий

Материал предоставлен нашим российским партнером журналом «Российская Федерация сегодня»