Лейла Зауи, 40 лет. Замужем, воспитывает двоих сыновей. Сознательно выбрала нелегкий путь кардиохирурга и ученого. Постоянно стремится к повышению квалификации, самосовершенствованию и новым открытиям. Известна среди коллег-докторов фундаментальным пониманием проблем современной кардиохирургии бесценным практическим опытом и успешным внедрением передовых научных разработок на практике.

персона интервью истории успеха инновации научное развитие анализ и исследования медицина

Российская медицинская наука не стоит в авангарде передовых научных достижений, как это было в годы СССР. Устаревшая материальная база, отсутствие надлежащего социального обеспечения и финансирования научных инициатив отрасли делают свое дело.

В таких непростых условиях продолжают самоотверженно работать и трудиться специалисты с экстраординарными способностями в медицине, которые двигают вперед российское здравоохранение и медицинскую науку в целом.

Один из таких без преувеличения выдающихся профессионалов — ​кандидат медицинских наук, кардиохирург и состоявшийся ученый доктор Лейла Зауи.

— Здравствуйте, Лейла! Пожалуйста, расскажите немного о себе: где родились, где выросли?

— Здравствуйте! Родилась в Москве. Школьные годы прошли в небольшом красивом городке Кимры в Тверской области. В принципе обычное детство обычного советского ребенка, ничем не примечательное, без особых потрясений.

— Кем работали ваши родители? Медицинские профессии часто передаются из поколения в поколение…

— Профессии моих родителей никак не связаны с медициной. Но о том, что стану врачом, я знала еще с детства. Всегда понимала, что будет именно так и никак иначе. От бабушки узнала, что в нашем роду, несколько поколений назад (за бабушку) были достаточно серьезные представители медицинских профессий с высоким уровнем квалификации. Возможно стремление и желание лечить людей передалось от них, через глубь веков.

Поэтому после окончания школы вопрос том, куда поступать, не стоял вообще. Я подала документы в несколько институтов, успешно поступила почти во все их них, но выбрала московский университет им. Н. И. Пирогова. Почему так поступила даже не знаю, наверное, интуиция подсказала, почувствовала, что это моя альма-матер.

— Почему вы решили сфокусироваться именно на кардиохирургии?

— Скажу честно — ​в кардиохирургию влюбилась с первого курса университета. Лекции по этому направлению для меня всегда были самыми захватывающими. Во время учебы посещала несколько кружков по интересующему меня направлению. Активно интересовалась практической стороной кардиохирургии.

В те годы операции на сердце делались не так часто, как хотелось бы, направление развивалось медленно, поэтому любые практические достижения, даже отдельно взятая успешная операция на сердце, воспринимались как нечто из области фантастики. Но меня это не пугало, а скорее наоборот — ​подогревало профессиональный интерес.

— Как складывалась ваша карьера после института?

— Следующей важной вехой в карьере стало поступление в ординатуру. К этому шагу меня подтолкнул Хубутия М. Ш. (сейчас директор института скорой помощи им. Н. В. Склифосовского), именно он дал необходимую рекомендацию профессору Семеновскому М. Л. В то время я работала санитаркой в хирургическом операционном блоке и постигала азы лечебного дела на практике.

До поступления в институт я работала санитаркой в президентской больнице на Маршала Тимошенко, в Крылатском. С Хубутия М. Ш. я работала в институте трансплантологии и искусственных органов, который в настоящее время называется Институтом Трансплантологии и искусственных органов имени академика В. И. Шумакова.В те годы Хубутия был заместителем директора, а директором был В. И. Шумаков. Я в то время работала медсестрой и училась на 4–6 курсах в университете.

В наше отделение по ряду причин часто направляли известных и влиятельных людей, а также их родственников и близких знакомых. Поэтому задумываться о таком понятии, как «сервис» приходилось уже тогда, хотя в те годы о культуре обслуживания пациентов у нас в стране мало кто слышал.

— Как дальше развивалась ваша карьера?

— После успешной защиты диссертации началась моя самостоятельная практика в качестве кардиохирурга. Приходилось принимать первые самостоятельные решения. Было одновременно интересно и сложно. Со временем я набралась опыта, профессиональной уверенности, начала вести более сложные случаи, успешно справлялась с лечением более тяжелых пациентов.

персона интервью истории успеха инновации научное развитие анализ и исследования медицина

— Вы работали только как практикующий хирург или занимались научной деятельностью?

— Моя научная деятельность всегда тесно переплеталась с врачебной практикой. Первый серьезный опыт практических исследований связан с операциями по установке биопротеза трехстворчатого клапана. Автор разработки — ​профессор Семеновский, настоящее светило российской медицинской науки, с которым я с удовольствием советуюсь, консультируюсь и веду дискуссии на научные темы по сегодняшний день.

— В чем заключается суть вашего практического исследования?

— Мы начали проводить первые операции в РФ по установке биопротеза трехстворчатого клапана. До этого, еще в 50-х годах прошлого столетия использовались протезы менее совершенной конструкции. Немного позже пациентам начали делать пластические операции, но ни тот ни другой метод не давал желаемых результатов. Проблема все равно возвращалась и прогрессировала в той или иной форме. У кого-то раньше, у кого-то позже. Но процент таких пациентов всегда был достаточно большим.

Мы устанавливали биопротезы на протяжении 10 лет и собрали уникальные данные на основе исследования более 250 пациентов. Результаты установки биопротеза существенно лучше, в сравнении с показателями других методик. При этом мы получили уникальный практический опыт, который дал существенный толчок в развитии выбранного направления и позволил в дальнейшем совершенствовать практические подходы к проведению операций.

— Лейла, скажите, на сегодняшний день в ваших планах есть другие практические исследования или научные разработки?

— Да, на сегодняшний день я фокусируюсь на нескольких направлениях:

  1. Менее травматичная методика подшивки электрода для ЭКС.

  2. Облегчение доступа к сердцу во время операционного вмешательства за счет прохода сбоку, через ребра (а не стандартным способом, через грудину).

  3. Частичная модернизация (замена шара) протезов старого образца у пациентов, прооперированных во второй половине прошлого столетия.

— Какое ваше самое сильное профессиональное качество?

— Своим самым сильным профессиональным качеством считаю постоянное стремление к развитию и самосовершенствованию. Я все время ищу пути улучшения своей практической деятельности, постоянно думаю над тем, как улучшить уже имеющиеся разработки. Не пропускаю ни одной важной новости в сфере мировой кардиохирургии, слежу за интересными разработками и достижениями ученых из разных стран, стараюсь по мере возможности перенимать их опыт и внедрять полученные знания на практике.

— Чего не хватает российской кардиохирургии сегодня? Какая база для работы и научных изысканий?

— Безусловно, российская кардиохирургия, как и медицинская отрасль в целом, переживает сегодня не самые лучшие времена. Хорошей материально-технической базой могут похвастаться только отдельно взятые институты или клиники, да и то не в полном объеме. Передовые методы лечения по-прежнему недоступны широкому кругу пациентов. По этой причине основная масса докторов лишена возможности профессионального развития и роста на одном уровне с коллегами и учеными из западных стран.

— В какой-то момент вы взяли паузу в работе практикующего хирурга и начали заниматься продажами и снабжением в иностранных компаниях? Это правда?

— Да, действительно, у меня есть достаточно серьезный опыт работы в иностранных компаниях, связанный с продажами, продвижением отдельных лекарственных препаратов и снабжением медикаментами пациентов. Работая в иностранных фирмах я глубже поняла принципы взаимодействия между лечащими врачами в крупных медицинских центрах, медицинским персоналом государственных поликлиник, частных клиник и пациентами. Уверена, этот опыт обязательно пригодится мне в дальнейшей профессиональной деятельности.

персона интервью истории успеха инновации научное развитие анализ и исследования медицина

— С какой стороны вам, как профессиональному медику, интересно возможное продолжение профессиональной деятельности в США в первую очередь?

— В первую очередь хочу отметить, что все мои разработки, перечисленные выше, актуальны не только для РФ, но и для мировой кардиологии в целом. На сегодняшний момент я обладаю уникальным практическим опытом, который наверняка будет полезен моим коллегам из США, ЕС, Японии и других государств с развитой отраслью здравоохранения.

Помимо практических исследований и конкретных проектов меня привлекает дальнейшая карьера ученого в США. Я с удовольствием буду читать лекции студентам т. к. мне есть что дать и о чем рассказать будущим медикам. В ближайшие несколько лет планирую начать работу в направлении получения ученой степени доктора медицинских наук.

— Кем вы видите себя после иммиграции в США в ближайшие 5–10 лет?

— В первую очередь меня интересует разработка биопротезов и другие смежные направления. Поэтому я буду стремиться приложить все свои знания и опыт, чтобы стать частью команды одной из ведущих компаний по разработке биопротезов в США и приносить максимум пользы в этом направлении.

Параллельно, как я уже говорила, планирую читать лекции и заниматься научной деятельностью. Собственно, все эти направления тесно связаны между собой, поэтому не думаю, что у меня возникнут какие-либо трудности, связанные с совмещением.

— Насколько легко вам дается английский?

— Конечно, английский не мой родной язык, поэтому я постоянно нахожусь в процессе его изучения. Особое внимание уделяю профессиональной медицинской литературе в целом и своему, направлению (кардиология) в частности. Статьи в зарубежных журналах читаю без словаря и всегда с большим интересом. За годы хирургической практики это стало укоренившейся привычкой и своего рода традицией. Уверена, что после попадания в англоязычную среду в течение нескольких месяцев начну владеть английским существенно лучше. Сейчас мне банально не хватает практики и регулярного общения с носителями языка.

— У вас есть семья? Как вы проводите свободное время?

— У меня два сына — ​мальчики-двойняшки, им по 7 лет. Федор очень любит авиамоделирование, делает самолеты из картона и потолочной плитки по чертежам. Второй мальчик — ​занимает 1-е и 2-е места на различных шахматных турнирах. Оба любят математику и учатся в заочной математической школе, одной из самых известных в Москве. Степан является призером серьезных, для своего возраста, математических олимпиад (Осенний и Весенний Олимп; Дино-олимпиада; Олимпиада Дважды-два). Дети учатся в школе с углубленным изучением английского языка, во 2-м классе. Оба с трех лет изучают английский и читают оригинальные английские книги популярных авторов.

Муж увлекается историей Древней Руси и читает на эту тему много литературы. Я по мере наличия свободного времени стараюсь уделять максимум внимания мужу, детям и разделяю с ними их увлечения.

— Лейла, большое спасибо за уделенное время! Желаю успеха в вашей дальнейшей научной деятельности!

— Спасибо, и вам всего самого наилучшего.

Лейла Зауи — ​опытный хирург-­кардиолог и состоявшийся ученый с экстраординарными способностями. За годы практики ей удалось спасти жизни и облегчить страдания сотням пациентов, а также внести неоценимый вклад в развитие российской и мировой кардиохирургии.

Дальнейший вопрос возможности профессионального развития специалистов такого уровня должен стать приоритетным не только для отдельно взятых государств, но и для мирового здравоохранения в целом. Безусловно, хирургам и ученым уровня доктора Зауи должны быть предоставлены идеальные условия для дальнейших продуктивных разработок в области кардио- хирургии.

Уровень развития медицины в США позволяет с успехом решить этот важный вопрос в первую очередь в пользу сохранения и повышения качества жизни каждого пациента, которому еще предстоит пройти через сложную операцию на сердце.

Виктор Зуев