С гуру электронных платежей и интернет-коммерции Украины Сергеем Равняго мы встретились в уютном кафе в центре Киева. «По дороге из Сан-Хосе в СанФранциско» последние 12 месяцев он прожил в самом сердце Силиконовой долины. Сергей согласился рассказать журналу «ФУЭТЕ» о тенденциях развития рынка электронных платежей США с точки зрения эксперта, имеющего богатый опыт внедрения инновационных технологий в Украине.

— Что сегодня происходит в США в вашей любимой предметной области, Сергей?

— Первое, о чём хочется упомянуть, — очень знаковое и долгожданное событие — перенос ответственности* по карточным платежам в США с 1 октября текущего года (за исключением части устройств самообслуживания). Теперь самый большой карточный рынок в мире присоединится к системе правил, общепринятых на остальной части планеты. Другими словами, США наконец-то начали серьёзно двигаться по тому же пути, который Украина прошла несколько лет назад, а, например, Великобритания — в самом начале 2000‑х, а именно: эмитировать EMV-карточки, устанавливать чип-ридеры на POS-терминалы и банкоматы, дорабатывать хосты и т. п. 

*Перенос ответственности — программа, осуществляемая международными платёжными системами, для продвижения EMV стандарта. Ключевым положением программы является внедрение принципа переноса ответственности по несанкционированным операциям на участника, будь то эквайер или эмитент, не обеспечившего внедрение чиповой технологии.

— Как получилось, что наша страна в развитии технологий электронных платежей опередила США на много лет?

— Есть целый ряд причин. Во-первых, размеры американского рынка просто потрясают воображение: по оценкам компании Javelin Strategy and Research, а также Всемирного Банка, в США сейчас используются порядка 6,5 млн POS-терминалов, то есть приблизительно в 40 раз больше, чем в Украине (для справки: численность населения США приблизительно в 7,5 раза больше численности населения Украины). Когда я только начал серьёзно заниматься разработками в области чиповых технологий (включая EMV), которые впоследствии заложили фундамент для нынешних систем, в Украине в нашем распоряжении был достаточно компактный и высококонцентрированный рынок. В отличие от гигантского рынка США, в Украине более половины парка POS-терминалов принадлежало одному игроку, а первые 10 эквайеров покрывали 97 % рынка. Мы просто не могли упустить шанс провести быструю и радикальную технологическую реформу национального масштаба!

Объём работы при переходе от технологий магнитной полосы к чиповым поистине титанический — и на стороне эмиссии, и на стороне эквайринга: коренным образом перерабатываются все технологические цепочки, включая персонализацию карт, доработку железа и программного обеспечения POS-терминалов и банкоматов, процессинговых хостов, оборудования шифрования и т. п. Когда начинался этот мегапроект, я отвечал за слаженную работу всех технологических элементов и принимал решения по всем ключевым вопросам — от макропараметров, включая настройки для сети VisaNet, соединявшей эмитентские хосты и терминальное оборудование между собой, до микропараметров эмиссии конкретных карто­чных продуктов, режимов их работы и т. п. Хотя это была сверхсложная затея, мы преуспели во всех аспектах внедрения совершенно новых для Украины стандартов, включая уникальные технические решения, которые пришлось на ходу придумывать, тестировать и запускать.

Во-вторых, участники рынка США очень долго верили, что им удастся справиться с проблемами мошенничества и воровства персональных данных, оставаясь на технологической платформе магнитной полосы. К сожалению, эти надежды не оправдались.

Третье и, пожалуй, самое главное — Украина очень богата высокообразованными людьми с огромным аппетитом к технологическим инновациям. Благодаря этому рост количества экспертов в области чиповых технологий электронных платежей был взрывообразным: если в 2003-м нас было около 5 человек — тех, кто осилил 4 тома стандарта EMV плюс тонны документации по ISO 8583 плюс прочую необходимую информацию — то сейчас таких людей в Украине тысячи.

— А достаточно ли в США экспертов для решения таких революционных задач?

— Дефицит экспертов в области электронных платежей в США уже очень серьёзен и становится всё более острым с каждым месяцем. В стране около 7 тысяч банков (именно банков, а не отделений; отделений — около 100 тыс.) и почти 28 миллионов небанковских юридических лиц. Им нужно перестроить свои системы под работу с чиповыми технологиями стандарта EMV, для чего потребуются тысячи экспертов, которых невозможно быстро подготовить. В такой ситуации единственное решение — приглашать специалистов из других стран, включая Украину. Вне всякого сомнения, многие эксперты из Украины были бы чрезвычайно полезны в США. Но даже самый интенсивный импорт технологической экспертизы, как показал наш опыт подобных преобразований в Украине, вряд ли позволит построить всеобъемлющую среду приёма карт EMV на американском рынке раньше 2019 года. Одним из осложняющих факторов является наложение двух технологических революций: перехода к чиповым стандартам EMV и миграции функциональности электронных платежей из карт в мобильные телефоны.

— А как обстоят дела в области технологий мобильных платежей?

— В области технологий мобильных платежей Украина тоже опередила США, и очень существенно.

— С какими проблемами пришлось столкнуться вам как первопроходцу при внедрении технологий мобильных платежей, успешно завоевавших украинский рынок?

— В Украине начали экспериментировать с электронными платежами на базе мобильных устройств несколько лет назад. Мы — группа энтузиастов из числа сотрудников банков, процессинговых компаний и вендоров, в которой мне часто приходилось играть роль не только технического эксперта, но и координатора всего процесса — перепробовали все существовавшие на то время технологии: mobile payWave, mobile PayPass, MOTAPS и т. п. А кроме того, мы разработали дополнительно свои уникальные технологии (пришлось даже использовать одно из моих изобретений, запатентованных ещё во время учёбы в аспирантуре). Помимо всего прочего я занимался разработкой и внедрением всех существенных технологических элементов, прежде всего относящихся к парку POS-терминалов для приёма бесконтактных платежей, контроллеров и программного обеспечения NFC в мобильных телефонах, хостовых решений и ещё очень многих менее заметных вещей, например, доработок для модулей безопасности HSM и т. п. Все они в результате сложились в общенациональную систему мобильных платежей — одну из самых передовых в мире. На стороне эмиссии у нас появились продукты, аналогичные Apple Pay или Android Pay, раньше, чем в США и других странах.

Наряду с этим мы создали одну из наиболее продвинутых в мире сред для приёма мобильных бесконтактных платежей: в Украине более 50 % POS-терминалов обрабатывают NFC-транзакции, в США — около 4 %. В киевском метро уже можно платить при помощи мобильного телефона с NFC-антенной — таких городов в мире всего 5. Это была гигантская работа от начала до конца, но результат, безусловно, стоил приложенных усилий в проекте национального масштаба, имеющего международное значение: ведь мобильные транзакции становятся всё более важной частью электронных платежей, поскольку мобильные устройства прочно вошли в повседневную жизнь людей, особенно тех, кто родился после 1980. Вероятно, именно поэтому в США обороты мобильного банкинга (в количественном выражении) стремительно растут, в то время как объёмы практически всех банковских услуг падают из года в год. Так что опыт наших украинских экспертов в области технологий мобильных электронных платежей будет для игроков рынка США в ближайшие годы не менее ценен, чем в области EMV.

— Тем более, что игроков на рынке электронных платежей становится всё больше…

— О да, по данным сайта AngelList, в области новых финансовых технологий работают более 4000 стартапов, преимущественно из США, в которые уже вложены миллиарды долларов, и объёмы инвестиций продолжают расти. Всем им нужны сотрудники с экспертными знаниями и опытом внедрения сложных технологических решений, так что профессионалам из Украины есть где развернуться.

Предоставлено редакцией журнала «Фуэте»