На первый взгляд кажется, что графика примитивнее живописи: технические возможности проще, колористика ниже, визуальное богатство беднее. Но! Холст и краски могут скрыть, что живописец недостаточно владеет основами своего дела. Графику же скрываться негде: всё на виду — и потенциал виден сразу. Поэтому и хороших графиков сейчас немного. Михаил Паршиков — один из них.

Михаил родился в Москве — 9 июня 1952 года. Интересно, что Паршиков родился в семье учёных: его родители — кандидаты естественных наук, которые в своё время отказались остаться в Москве на кафедре Тимирязевской академии сельского хозяйства и отправились покорять Сибирь. На новом месте ребёнок был предоставлен самому себе — и увлечение рисованием стало спасением от одиночества, способом смоделировать свой мир и потом изучать его. Родители — особенно отец — хотели, чтобы сын тоже подался в науку, однако зову души не перечили и во всём, пока могли, сына поддерживали.

После школы Михаил поступил, а в 1975 году окончил архитектурный факультет Новосибирского инженерно-строительного института им. В. В. Куйбышева, после этого четыре года работал в Сибирском зональном проектном институте жилых и общественных зданий, в составе группы молодых архитекторов занимался привязкой типовых строений к природно-погодным условиям города нефтяников Нижневартовска и активно выполнял конкурсные проекты. Кстати, за проект станции метро «Октябрьская» Михаил вместе с коллегами получил денежную премию!

Но всё было не то: работа есть — удовлетворения нет. «Начало конца», как говорится, было положено в 1979 году, после поездки в Польшу. Насмотревшись польского искусства, Михаил, вернувшись в свою проектную мастерскую, не смог быстро включиться в работу, отношения с начальством начали портиться, и наш герой решил больше не наступать на горло своей песне — взял и уволился.

Тут же возникла новая проблема: в течение месяца нужно было найти другое место работы, чтобы спастись от статьи «за тунеядство», присутствовавшей по тем временам в трудовом кодексе СССР. Как вспоминает сам художник, три недели он просто валялся на диване и наслаждался жизнью, а потом сделал единственный правильный выбор: устроился в Новосибирское отделение художественного фонда.

Десять лет плодотворной работы, люди «своего круга» — молодые плакатисты и карикатуристы, творческая атмосфера и «золотое время» восьмидесятых. Поездки на творческие дачи Союза художников настраивали на работу очень эффективно: художники сразу по приезде получали задание, определялась тема, вставали осязаемые перспективы. Ведь работы могли попасть и попадали на серьёзные выставки!

В 1989 году Михаил Паршиков вступил в Союз художников СССР, а через десять лет, в 1999, в ACEA — Association de Promoсion de los Pintores Plastics, Союз художников Каталонии, Испания. Художник не раз признавался в искренних симпатиях к этой области Испании.

Творческая деятельность Михаила Паршикова не прекращается. В настоящее время он участник более чем 350 выставок. Его персональные выставки проходили в Париже, Анже, Марселе (Франция), Барселоне (Испания), Новосибирске, Омске, Красноярске и других городах Сибири. Очень ценным опытом для художника стала mostra в Барселоне, столице Каталонии, которая помогла ему избавиться от «снобизма». Там рядом с известными мастерами представляли свои работы и художники-любители, а ведь надо быть лояльным к любому искусству.

Работы Михаила Паршикова находятся в различных государственных коллекциях: в Художественном фонде Союза художников России (Москва), Музее современного искусства (Биробиджан), Новосибирском государственном художественном музее, Томском областном художественном музее, Омском областном художественном музее им. М. Врубеля, Уфимском государственном художественном музее им. М. Нестерова, Музее современного искусства (Владивосток), Доме юмора и сатиры (Габрово, Болгария), Tama Art University (Токио, Япония), Californian Institute of Russian Study (Лос-Анджелес, США), Taller galeria forte (Барселона, Испания), Collezzione di Rho, villa Burba (Милан, Италия), AUP Fine Arts Gallery (Париж, Франция), OSTEN, World Gallery of Drawings (Скопье, Македония), а также в частных коллекциях России, Германии, Италии, США, Канады, Испании, Франции, Японии и Австралии.

Особенность графики Михаила Паршикова — это острота и неожиданность мысли. На сегодняшний день наблюдается странная тенденция: нередко графики поражают технологической сложностью, и формальная сторона не только затмевает, но и заменяет содержательную. В работах Паршикова царит полная гармония: они выполнены в авторской технике и «как это сделано» работает на то, «что хотел сказать автор». Работая в жанрах карикатуры и плаката, книжного и журнального иллюстрирования, графического дизайна, художник выработал свой индивидуальный стиль.

Графика Михаила Паршикова — это крупные кадры, яркие и чистые цвета, живые линии. На каждом листе — генеральная идея, яркий плакатный ход, посыл к зрителю.

Ещё одна отличительная черта Михаила Паршикова — он работает сериями. Самый известный его цикл — «На стульях», в котором автор обращается к вечной теме противопоставления «женское — мужское». Эта серия насыщена стилизованными фигурами мужчин во фраках и женщин в платьях «леопард», стилизованными стульями с мужскими и женскими ножками и другими аксессуарами, сопутствующими теме любви.

Каждый лист — это поза пары, едва ли не завязанной на узел. Каждый лист — это вариация на, казалось бы, избитую тему единства и борьбы противоположностей, пикантный номер «а-ля кабарэ», эротический танец втроём, например, — с участием венского стула. Будь подобные работы написаны в реалистической манере, было бы — назовём вещи своими именами — «софт-порно». Графика превращает идею в эмблемы, почти формулы-описания взаимоотношений полов. Рисунок становится метафорой, насыщается поэзией геометрии.

Удивительно, что при просчитанной до мелочей композиции листа линии кажутся живыми, летящими и лёгкими. Непринуждённая импровизация, вычисленная с математической точностью. Так не всякие астрономы прорабатывают маршрут кометы! Кстати, хвост кометы — это один из излюбленных образов художника-графика.

Есть ещё один любопытный цикл под названием «Линии», в котором галерея обнажённых моделей превращается в иероглифы, арабскую вязь. Фигуры сведены до спиралей и пружин. Женское тело — один из самых древних сюжетов искусства. Михаил остроумно переосмысливает традиции и иронически обыгрывает уже известные каноны.

Имеются в галерее графика и работы другой тематической направленности: иронические вариации на тему Малевича, абстрагированные пейзажи, откровенно формальные листы.

В творчестве Паршикова не найти прямого сходства с натурой. Зато сколько угодно простора для ассоциаций. Что гораздо увлекательнее, если разобраться.

В настоящее время Паршиков живёт и работает в Новосибирске, активно участвует в культурной жизни. Безусловным стержнем его жизнедеятельности является творческая работа, кураторские проекты, инициация различных выставок.

«Приходит какая-то девушка в мою художественную мастерскую, — рассказывает Михаил Паршиков, — начинает смотреть те картинки, которые ты создавал с каменной физиономией и в дурном расположении духа… и начинает безудержно хохотать и болтать ногами. Что-то ей там замерещилось, о чем автор и даже и не подозревал. И это хорошо. Я же не догму создаю. И помимо авторских трактовок существуют трактовки зрительские. Мои произведения — это такой слоёный пирожок из нескольких смыслов, которые я туда вложил, а зритель и ещё что-то своё там разглядит. Получается очень интересно и вкусно».

В мастерской Михаила царит самый настоящий хаос, в котором, кстати, художник очень комфортно себя чувствует. Коллекция утюгов и другие артефакты соседствуют с книгами, альбомами, каталогами с выставок. Напомним, Паршиков участвовал в более чем 350-ти экспозициях на всех континентах, за исключением Антарктиды — сохранились не только награды, но и воспоминания, был получен не только ценный опыт, но и открыты новые творческие горизонты.

«Я тут участвовал в выставке «Прогулки по Венеции»: 40 офортов настоящего венецианского художника, и «гарнир» из произведений сибирских графиков. Оказывается, тема Венеции близка сердцам наших художников. У меня там побывала супруга. И очень много мне рассказывала. Так и появились первые круглые листы. Почему кругленькие? Я в один прекрасный момент понял, что кроме любимого формата А4 вокруг много не менее симпатичных очертаний. Во всяком случае, тот канал, который, извиваясь, пронзает всю Венецию, он никак не вписывался в прямоугольник. Кто-то умный написал: «Размокшей каменной баранкой ко мне Венеция плыла…» Ну а дальше пошло-поехало, появилась серия «Мой друг Хоан Миро», где не только прямоугольнички с кружочками, но и треугольные формы появились. Взгляните-ка на портрет Миро — типичное лицо-репка! Очень весёлый был художник! Вот и мои работы из этой серии тоже весёлые, немножко с попсой, как я сам себе и заказывал».

Рассуждая о стремительно меняющемся мире и его запросах, Михаил говорит, что лучший способ «оставаться на плаву»: закрыться в мастерской и продолжать работать. Художник не уверен, что у него всегда получается следовать моде и улавливать потребности дня, но одно он знает точно: не было бы яркого и самобытного художника Михаила Паршикова, реши он эмигрировать. «Новосибирский художник — это звучит гордо!» — улыбается он. А о зрителе не беспокоится, было бы искусство — будет для него и зритель.

«Чтобы у зрителя не было разоча­рования, он примерно должен знать, каким искусством идёт любоваться. Но для этого зритель должен быть просвещённым, заинтересованным и образованным. И ещё ну­жна ему возможность выбора. Вот представим себе на минутку город — сплошь из галерей и музеев. И пойдёт наш зритель из галереи в галерею, и выберет наконец ту, где ему захочется бывать почаще. Та девушка, что болтала ногами и хохотала от моих работ, возможно, меня бы выбрала».

Если вы хотите приобрести работы Михаила Паршикова, свяжитесь с нами через электронную почту: art@gir-magazine.com