Из обращения Владимира Путина к Федеральному Собранию, 18 марта 2014 года «…Мы шли навстречу Украине не только по Крыму. Исходили из того, что хорошие отношения для нас главное, и они не должны быть заложником тупиковых территориальных споров. Но при этом, конечно, рассчитывали, что Украина будет нашим добрым соседом, что русские и русскоязычные граждане на Украине, особенно на её юго-востоке и Крыму, будут жить в условиях дружественного, демократического, цивилизованного государства, что их законные интересы будут обеспечены в соответствии с нормами международного права. Однако ситуация стала развиваться по-другому. Раз за разом предпринимались попытки лишить русских исторической памяти, а подчас, и родного языка, сделать объектом принудительной ассимиляции».

Генеральная прокуратура России признала незаконной передачу Крыма Украине в 1954 году. Решение Президиумов Верховных Советов СССР и РСФСР не соответствовало конституциям ­СССР и РСФСР.

Найти ответ на этот вопрос оказалось совсем просто — достаточно заглянуть в учебники истории для украинских школ.

В них выделены три причины, вынудившие Москву спешно отдать обнищавший полуостров вынужденной подчиниться Украине:

  1. Передача Крыма была попыткой переложить на её плечи моральную ответственность за выселение татарского народа.
  2. Попытка уйти от возврата кредитов американцам.
  3. Принудить Украину взяться за восстановление хозяйственной и культурной жизни полуострова.

Наверное, кто-нибудь из родителей нынешних школьников ещё помнит не только прекрасные стихи Павла Тычины, но и его выступление 19 февраля 1954 года на Президиуме Верховного Совета СССР, на котором и было принято решение о передаче Крыма Украине. На всякий случай напомню: «Когда и в какой капиталистической стране возможен такой великодушный акт, как передача великим народом одной из лучших своих областей другому народу. Причём передача бескорыстная, от всей души, по доброй воле…» Но Украина сего­дня отвергает «великодушие», «бескорыстие», «добрую волю». Какое государство — такая у него и история. До недавнего времени её навязывали и крымчанам, вынуждая принять идеологический трезубец: одна страна, один язык, одна религия. Но как согласиться с ним, если сегодня на полуострове проживают люди 125 национальностей? Крым — жемчужина Черноморья. Желающих владеть им всегда было предостаточно.

«За себя и преемников престола нашего»

Заглянем в энциклопедический словарь. «Коренной народ — это этнос, освоивший территории, до того никем не заселённые». Первые люди на полуострове появились 200 тысяч лет назад, что подтверждено открытием 25 стоянок времён палеолита. Менялись эпохи, народы — нередко ещё безымянные. Первые жители с ясной «национальностью» — киммерийцы, тавры, оставившие память о себе — Таврия, Таврида, Таврика. Ну а дальше не сосчитать — греки, византийцы, римляне, венецианцы, генуэзцы, евреи, сарматы, гунны, готы. С тех же давних времён известны славяне. Древние авторы часто упоминают о росах (руссах) — «белых», «светлых» людях. Арабы называли росов славянами, Чёрное море — Русским морем, Керченский пролив — Русской рекой. Хазарский каганат, Тмутараканское ­княжество, улус Золотой Орды — имена-то какие… Выделю принципиальный момент. После распада Золотой Орды в 1443 году на полуострове появилось Крымское ханство, вскоре ставшее вассалом Османской империи. У России, Польши, южных славян появился опасный воинствующий сосед. От Перекопа по­чти до Рязани тянулось «дикое поле», через которое шли набеги на Тулу и Москву. В 1580 году крымские татары почти сожгли её, погибло около 80 тысяч человек. Из Крыма постоянно исходила угроза вторжения турецких армий. Зачистку «дикого поля», продвижение к южным морям начал ещё Иван Грозный, продолжил Пётр Великий, завершила Екатерина II — Екатерина Великая. Русские генералы и адмиралы вынудили Турцию подписать 10 июля 1774 года Кючук-Кайнарджийский мирный договор — во всех отношениях прекрасный для России. По нему Крымское ханство получило независимость от Турции. В 1783 году крымский хан Шагин-Гирей обратился к России с ходатайством о принятии Крыма в состав Российской империи.

В 1783 году Крым благодаря победам русского оружия и прекрасной дипломатии стал частью Российской империи. Россия приросла ещё и Новороссией — обширной территорией на северном побережье Чёрного моря. Так закончилось её продвижение к южным морям, начатое ещё Иваном Грозным и Петром Великим. С февральского решения Президиума ЦК КПСС (1954 г.) о передаче Крыма Украине начались отступление России от южных морей и потеря важнейших стратегических территорий.

Между мирным договором с Турцией и Манифестом о присоединении полуострова целых девять лет Россия не захватывала Крым — подождала, пока он придёт к ней. Шагин-Гирей сам решил навсегда присоединиться к Московии, принеся ей в подарок полуостров — жемчужину Черноморья. Россия получила и Крым, и единственный проход (Керченский пролив) из Чёрного моря в Азовское. За это императрица дала своим новым подданным свободу вероисповедания, освобождение от воинской повинности. Татарской элите предоставили все права российского дворянства. Мусульманское духовенство освободили от налогов.

В Манифесте о присоединении Крыма, Кубани, Тамани Екатерина II пообещала их жителям «свято и непоколебимо за себя и наследников престола нашего содержать их в ровне с природными нашими подданными, охранять, защищать их лица, имущество, храмы, природную их веру».

Крым — жертва борьбы за власть

Советская власть не нарушила положения Манифеста. Сразу после окончания Гражданской войны ВЦИК и Совнарком РСФСР приняли постановление об образовании Крымской Автономной Советской Социалистической Республики. По переписи 1939 года, в ­КАССР русские составляли 49,6 процента населения, татары — 19,4, украинцы — 13,7, евреи — 5,8, немцы — 4,6. Республика имела два государственных языка — русский и крымско-татарский. Административное деление строилось по национальному признаку — татарские, еврейские, немецкие районы и сельсоветы. В школах национальных сельсоветов дети учились на родном языке.

На Ялтинской конференции руководители крупнейших стран знали, кому принадлежит Крым

Война, фактически полное уничтожение евреев и 80 процентов крымчаков (крымских евреев) в оккупацию, депортация 1944 года принципиально изменили демографию и административное деление, разрушили промышленность и сельское хозяйство. От автономии остались лишь прежние названия районов и сельсоветов. В 1945-м КАССР стала Крымской областью. Союзное правительство обязало другие республики помочь Крыму — прежде всего направить людей на постоянное жительство. Украина находилась в числе республик, срывавших направление переселенцев. Её глава Никита Хрущёв — первый секретарь КПУ — нередко попадал за это под жёсткую критику. Не нам судить: мог или не очень хотел выделять достаточное количество людей. Но по воспоминаниям некоторых его московских коллег-руководителей, он рассчитывал Крымом расширить пределы Украины.

«Меня чуть не стёрли в порошок за предложение передать Крым Украине… Всё равно я его заберу», — на эти слова неоднократно ссылаются исследователи.

В Манифесте о присоединении Крыма, Кубани, Тамани Екатерина II пообещала их жителям «свято и непоколебимо за себя и наследников престола нашего содержать их в ровне с природными нашими подданными, охранять, защищать их лица, имущество, храмы, природную их веру».

И всё-таки забрал. Смерть Сталина в марте 1953 года изменила ситуацию в стране. Перемены подняли Хрущёва на вершину власти. Осенью 1953-го его избрали первым секретарём ЦК КПСС. Сверхэнергичный, крайне самолюбивый, он стремился к скорейшему самоутверждению, не жалея недавних соратников по сталинской гвардии. Даже Георгия Жукова, буквально спасшего его на заседании Президиума ЦК КПСС, через несколько месяцев снял со всех постов. Так что первому секретарю Крымского обкома КП(б)У Павлу Титову ещё повезло. Бывший второй секретарь Пензенского обкома КПСС Георгий Мясников в «Страницах из дневника» (книга издана в 2008 году) вспоминает: 

— Я помню, как он (Дмитрий Полянский, крупный партийный и советский работник — председатель правительства РСФСР, первый заместитель председателя правительства СССР, в ноябре 1953 года — второй секретарь Крымского обкома партии) пошёл в гору. Хрущёв, Титов и Полянский встретились в Крыму. Заговорили о передаче Крыма Украине. Титов идею с ходу отверг, а Полянский назвал её гениальной. На другой день собрали пленум обкома: Титова прогнали, а Полянский стал первым секретарём…

Титов или что-то знал, или просто догадывался о грядущих переменах. Ещё на XIX съезде КПСС он обратился с письмом к Сталину, в котором доказывал необходимость вернуть Крымской области прежнее русское название Таврическая. Сталин, по словам Титова, ответил не сразу — только в конце января 1953 года. И очень коротко: «Ваше предложение интересное, может быть, и правильное. Надо обсудить». Обсуждать уже не довелось… На встрече в ноябре 1953 года Титов рассказал об этом Хрущёву. Убеждал, что России нельзя уходить из Крыма, чтобы не потерять ещё и Керченский пролив. Не убедил. Павла Ивановича разжаловали до заместителя министра сельского хозяйства РСФСР. По тем временам это было большое понижение. А пролив Россия действительно потеряла. Основной кубанский порт на нём был переподчинён Украине. Только спустя много лет Генеральный секретарь КПСС Константин Черненко распорядился вернуть его Кубани.

В истории с Крымом так ничего и не прояснилось, видимо, много больших людей хотели, чтобы она побыстрее забылась. С Крыма пошли хрущёвское самоуправство и волюнтаризм. Тогда он ещё только «примерял» себя в лидеры, в Великие, вынужденно считаясь со старой и опытнейшей гвардией. Почему никто из тех по-настоящему заслуженных людей не отверг эту бредовую, по мнению Мясникова, идею? Политически передача была оформлена величаво и грамотно, подарок украинскому народу к 300-летию Переяславской рады. Юридически, как показал анализ Верховного Совета РСФСР в мае 1992 года и недавнее заключение Генеральной прокуратуры, коряво, с нарушением конституций РСФСР и СССР. Поверим специалистам, хотя украинские исследователи доказывают, что всё было сделано безукоризненно. Впрочем, это даже хорошо, что торопились и в спешке не соблюли какие-то правовые нюансы. А если бы соблюли при более аккуратном делопроизводстве? Несколько лет назад на российско-украинском «круглом столе» выступила старший научный сотрудник Института стран СНГ Валентина Гойденко:

— Я получила в архивах интересное дело по передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР. Начато оно 4 февраля, окончено 19 февраля 1954 года. 15 дней хватило, чтобы передать Крым и заложить мину в российско-украинские отношения.

Она привела цитату из книги «Нюрн­бергский процесс»:

«Гитлеру первому принадлежит идея отнять Крым у России и передать его Украине. Фюрер считал, что это гениально рассчитанный ход, чтобы сделать две крупнейшие славянские державы кровными врагами».

«Мина» сработала. Устранять последствия придётся очень и очень долго. Понятно, Хрущёв не мог предвидеть такого развития. И всё-таки, что подвигло его заняться национально-политическим землеустройством? Владимир Путин, выступая в Крыму 18 марта, сразу после референдума выделил два момента: «Что им двигало — стремление заручиться поддержкой украинской номенклатуры или загладить свою вину за организацию массовых репрессий на Украине в 1930‑е годы…» Несомненно, так, но это уже более поздние мотивы. Сама же идея созревала ещё с конца 40‑х, считали некоторые его современники. Историк Марк Крамер уверен, что через передачу Крыма Хрущёв намеревался изменить этнический состав УССР. Увеличение доли русскоязычного населения сократило бы базу для развития украинского национализма.

Дети Хрущёва, сын Сергей, дочь Рада Аджубей, её муж Алексей Аджубей, объясняют передачу Крыма экономической необходимостью. У России просто не доходили руки до него, а Украина могла бы эффективно помочь ему преодолеть демографический и хозяйственный кризис. Эту версию выдвигает и большинство украинских политиков, даже в школьные учебники включили её. Полуостров стал процветающим Крымом — «орденом на груди планеты», так назвал его во­схищённый Пабло Неруда, только потому, что он стал украинским. В России он бы по-прежнему оставался заброшенным и полунищим. Подобные утверждения — ловкая манипуляция сегодняшним незнанием советских реалий. Комплексное, плановое, строго централизованное единое хозяйство страны развивалось по единым планам. Крупные проекты, а Крым был очень крупный проект, реализовывались сообща, всеми республиками, всем миром под присмотром Москвы. Так создавалась вторая индустриальная база на Урале и Кузбассе, Второе Баку — в Татарии и Башкирии, Третье Баку — в Западной Сибири, прокладывался БАМ.

Не пожалел времени и поизучал первоисточники, чтобы понять, как финансировалось превращение Крыма в «орден на груди планеты». Уже 26 июля 1954 года было принято постановление ЦК КПСС и Совмина СССР «О мерах по дальнейшему развитию сельского хозяйства, городов и курортов Крымской области УССР». Такие документы готовятся иногда годами, а тут в несколько месяцев уложились. Вот что значит — своя рука владыка. Кстати, в комиссию, которая готовила проект постановления ЦК и Совмина, входил и Дмитрий Полянский, первый секретарь Крымского обкома, теперь уже КПУ. Москва, именно Москва, — Госплан союзный, Минфин выделяли на 1954–1957 годы, всего на три года, около пяти миллиардов рублей. Планировалось заложить в колхозах и совхозах около 14 тысяч гектаров садов, 16 тысяч гектаров виноградников, 900 гектаров ягодников, 80 тысяч квадратных метров парников.

Предусматривался огромный объём мелиорации, в том числе и начало подготовки к строительству гигантского сооружения — Северо-Крымского водоканала. Тяжёлый «оброк» накладывался на все крупные министерства и союзные ведомства. Они должны были строить Новокрымскую ГЭС и ЛЭП, современные порты в Ялте, Керчи, Феодосии, автодороги, школы, объекты культуры, мощную (по тому времени) перерабатывающую промышленность. 600 миллионов рублей выделялось на развитие санаторно-курортной зоны. Надо отдать должное Никите Сергеевичу — озолотил свою идею. Вот и весь секрет украинского чуда.

Разобраться в мотивах, побудивших Хрущёва ломать территориальное и административное деление, через 60 лет невозможно. У каждой ниточки свой кончик. Неуёмный реформаторский зуд, уязвлённое самолюбие и жажда возвыситься, встать выше старой московской партийной номенклатуры — достичь уровня вождя, иметь свою надёжную «вотчину» в борьбе с Москвой и москвичами. Крым, несомненно, стал и инструментом, и жертвой этой борьбы. Второй раз он оказался «агнцом на заклании» в 90‑е годы. Нельзя сказать, что Ельцин предал Крым и крымчан — он просто отмахнулся от них. Ему крайне нужна была дружба и поддержка Леонида Кравчука в борьбе с Горбачёвым, союзными органами, Союзом. И он оплатил эту «дружбу» вначале договором с Украиной, закрепившим незыблемость её территории, — вторично отдал Крым Киеву. Потом — и в третий раз — в Беловежье. Это счастье России, что крымчане не сдались и терпеливо, несмотря ни на что, выстраивали курс к ней. И слава Богу, дождались понимания, признания, поддержки. Владимир Путин не просто исправил «ошибки» Хрущёва, Ельцина. Он доказал: Россия жива и своих в беде не оставляет…

На референдуме за воссоединение с Россией 20 января 1991 года проголосовало 93,2 процента крымчан, а на референдуме 16 марта 2014 года — 96,7 процента

Предоставлено редакцией журнала «Российская Федерация сегодня»