В Тбилиси делегации 57 стран-учредителей Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ) избрали первым его президентом экс-министра финансов Китая Цзинь Люциня.

КНР — ​инициатор, организатор, обладатель самого большого взноса в уставный капитал банка, а вместе с ним и контрольного пакета голосов. Новая структура — ​вызов сложившейся мировой финансовой системе, основанной на Бреттон-Вудских соглашениях, поддерживаемой и регулируемой Международным валютным фондом и Всемирным банком. Контроль за этими «главными штабами» распределения кредитов — ​в руках США и их ближайших союзников. Чужих в этих финансовых институтах не жалуют. Если и допускают, то только в ряды массовки. Реальная значимость, экономический потенциал при распределении мест, в выстраивании иерархии значения не имеют. Сложившаяся в послевоенное время финансовая система помогла крупным западным странам не только восстановиться в 50-е, но и достаточно быстро развиваться в 60 и 70-е годы, подталкивая всю мировую экономику. С усилением в ней неолиберальных идей развитие затормозилось, а затем сделалось всё более и более проблемным. Большинство стран просто не имело денег для решения нарастающих сложностей. Дать их могли МВФ и Всемирный банк под очень жёсткие условия. Судя по статистике, только редкие государства, окунувшиеся в кредитные потоки, «доплывали» до благополучия. И уж точно ни одно из них не окрепло так, чтобы составить маломальскую конкуренцию учредителям МВФ и ВБ. Или Азиатского банка развития. АБР — ​третья по значимости и по объёму капиталов финансово-кредитная организация — ​создана под эгидой ООН, но управляется Японией и США. На этих трёх китах и держится мировая кредитно-финансовая система, её стандарты.

Китай в ней — ​исключение. Он ни у кого ничего не просил, не занимал, ни под чьи условия не подстраивался. Более того, республика диктовала свои условия всем желающим работать в ней и с ней. Как ни странно, все развитые страны принимали эти условия — ​другой такой огромной площадки для сбыта продукции в мире не было. Та же Европа много зарабатывала в КНР, Пекин на ней — ​ещё больше. все крупные государства способствовали росту и укреплению «мастерской мира». О китайском «чуде» (для одних) и китайском «пузыре» (для других) уже написано предостаточно. Внесистемный, поднявшийся сам по себе, по своим собственным рецептам колосс даёт массу поводов и хвалителям, и хулителям. Но всем приходится с ним считаться: КНР — ​один из самых крупных импортёров и самый крупный экспортёр мира. К тому же, у республики самые крупные золотовалютные резервы — ​более 4 трлн. долларов. Значительная часть их, 1,3 трлн. долларов, размещена в американских казначейских билетах. Жизненный уровень, доходы населения Китая значительно ниже, чем у населения Америки.

Справка. Во Всемирном банке у США контрольный пакет голосов — ​более 17 %, у Китая — ​менее 3 %, у России — ​2.5 %. Примерно так же распределены квоты в МВФ: США — ​17.7 %, Германия — ​6.1 %, Великобритания — ​4.5 %, Франция — ​4.5 %, Китай — ​2.8 %, Россия — ​2.5 %.

Такая вот странная ситуация: бедные китайцы ссужают дешёвые деньги богатым американцам. В то же время Китай — ​основной экономический и геополитический соперник Америки, способный взорвать её казну, не спешит воспользоваться своими возможностями. Между двумя странами-гигантами идёт давняя валютная полувойна. Вашингтон добивается укрепления юаня, Пекин — ​укрепления доллара. С его ослаблением неизбежно снижается китайский экспорт, а с ним и рост всего ВВП. В реальной экономике выигрывает Китай, в глобальной финансовой политике — ​США. Попытки КНР и России провести минимальные реформы — ​увеличить доли развивающихся стран в МВФ и Всемирном банке — ​в очередной раз провалились.

Недальновидность США, уверенность в собственном могуществе и исключительности, дающими право диктовать нормы стандарта жизни и поведения всем остальным, побудили Китай к созданию альтернативной международной финансовой системы. Своим рождением АБИИ во многом обязан Америке. Пекин, как всегда, действовал осмотрительно, осторожно. И расчётливо: не замахиваясь на весь мир, ограничился родным регионом — ​Азией. Первым о том, что этому крупнейшему региону нужен самостоятельный инвестиционный центр, заявил председатель КНР Си Цзиньпин. Поэтому в Китае считают, что банк учреждён по его инициативе. Несомненно, она была предварительно хорошо подготовлена. В октябре прошлого года КНР и ещё 20 стран подписали соглашение об основании Азиатского банка инфраструктурных инвестиций. Среди них Индия, Пакистан, Казахстан, Вьетнам, Узбекистан, Сингапур, Лаос, Монголия, Малайзия, Кувейт, Катар…

США быстро осознали свою ошибку и попытались блокировать вступление своих союзников, всех крупных развитых стран в АБИИ. И, пожалуй, впервые за многие годы политическое и дипломатическое давление не помогло. Пекин удивил активностью, эффективностью и успешностью усилий по реализации своего проекта. Проведенная им дипломатическая операция по привлечению союзников поразительна. Китай сумел заинтересовать своей идей ещё 30 стран — ​почти всю Европу. Ближайшие сподвижники США — ​Великобритания, Германия, Франция, Италия, Нидерланды, Австралия — ​поддержали альтернативу МВФ и Всемирному банку. Причём их даже не заманивали калачами с мёдом. По уставу АБИИ, 75 % акций должны принадлежать региональным странам, доля всех остальных — ​оставшиеся 25 %.

Справка. Доля голосов: Китай — ​26.6 %, Индия — ​7.5 %, Россия — ​5.9 % (на счету у этих трёх стран 46.3 % уставного капитала и 40 % голосов).

В понедельник, 29 июня 2015 года в Пекине прошла официальная церемония подписания соглашения об учреждении АБИИ. К первой группе, поддержавшей китайскую альтернативу, присоединились сразу 30 стран, ещё 7 государств намерены завершить все необходимые процедуры к концу 2015 года. Россия оказалась во второй волне учредителей. Затянувшиеся раздумья Москвы понятны и объяснимы. Наша финансовая элита — ​верная и старательная поклонница МВФ и Всемирного банка. В одночасье развернуться на 180 градусов было непросто. Подтолкнул Россию к развороту сам Запад — ​санкциями, кредитно-финансовой блокадой. Китай словно не заметил затянувшихся раздумий и встретил Россию уважительно, на почётных условиях. Руководители КНР ответили и на вопрос: зачем нужен АБИИ, если уже создан Банк развития БРИКС? Его основные учредители те же — ​Китай, Индия, Россия (и Бразилия) — ​что и у АБИИ. Не станут ли почти родственные структуры конкурентами? Не станут. Они не конкуренты, а партнёры. Работы на всех хватит. Китайцы не скрывают, что проект АБИИ — ​«пробный камень» новой внешней стратегии. Следует их поздравить: «камень» запущен мастерски — ​буквально за год взлетел ракетой. Банк создан и с нового года начнёт практическую работу. Его учредителями стали все пожелавшие этого страны (отклонена только заявка Тайваня: Пекин строго придерживается принципа «две системы — ​одна страна»). Уставный капитал банка — ​100 млрд. долларов. Он делится на миллион акций, стоимость каждой — ​100 тысяч долларов. Пятёрка основных соучредителей: КНР, Индия, Россия, Германия, Южная Корея. Самый крупный инвестор (внёс 29,8 млрд. долларов) и обладатель контрольного пакета голосов — ​Китай. Денежный вклад России — ​6,5 млрд. долларов.

Информагентство «Синьхуа» назвала АБИИ «важным механизмом, способным обеспечить азиатским странам получение взаимной выгоды». И это правда. Огромный Азиатско-Тихоокеанский регион не вписывается в сложившуюся глобализацию экономики: ему тесно в ней. Даже сильные и богатые, но разрозненные страны вынуждены подчиняться её порядкам. Китай предложил прекрасную для всех стратегию «Один пояс — ​один путь» и готов вкладывать в неё невиданные деньги: стоимость программ «Новый шёлковый путь», «Морской шёлковый путь» почти 100 млрд. долларов. По оценкам аналитиков, КНР планирует направить на развитие инфраструктуры, экономики, приграничных территорий 500 млрд. долларов.

Не сразу, разумеется. КНР проработала перспективы движения на 20 и на 50 лет вперёд. Оно рассчитано на многостороннее сотрудничество. Китай раскрывает над регионом свой финансовый зонтик, под которым будет гораздо уютнее и «азиатским тиграм» (развитым странам), и подрастающим «тигрятам». АБИИ — ​финансовая площадка для взаимодействия, обеспечивающая и начальные ресурсы, и достаточную независимость от глобальных конкурентов.

«Информ-ТПП», ссылаясь на доктора экономических наук Лю Шаня, называет «Четыре великих выгоды» Китая от проекта: создание в АТР зон свободной торговли по китайской модели; неограниченный рост заказов на услуги и товары китайских компаний и снижение зависимости от американского и европейского экспортных рынков; ускоренная интернизация юаня (с увеличением экспорта увеличиватся и расчёты в юанях, укрепляются предпосылки превращения китайской валюты в мировую резервную); ослабление западного контроля над АТР и возможность замены западных стандартов китайскими.

Ожидания России гораздо скромнее. По словам министра финансов Антона Силуанова, АБИИ может проинвестировать развитие инфраструктуры в Сибири и на Дальнем Востоке. Это конкретная цель, более общая — ​новый банк поддержит российскую экономику в развороте на Восток. Объяснимо стремление западных стран вопреки запретам США попасть в учредители АБИИ. «Членство» в нём оценивается как пропуск для участия в реализации будущих инфраструктурных проектов в АТР.

Справка. Сравним крупнейшие кредитно-финансовые организации: уставный капитал Всемирного банка — ​283 млрд. долларов, Азиатского банка развития — ​165 млрд. долларов, Банка развития БРИКС — ​50 млрд. (планируется увеличить до 100 млрд), Азиатского банка инфраструктурных инвестиций — ​100 млрд. долларов.

Пока для Китая и его намерений сформировать альтернативную финансовую систему всё складывается ровно и гладко. Даже Всемирный банк и Азиатский банк развития заявили о желании сотрудничать с новорожденной кредитной организацией. Но несомненно и то, что США ответят на вызов своего главного геополитического соперника. Экономика — ​та сфера, в которой если хочешь мира, будь готов победить конкурента…

Когда-то давным-давно, если верить Энциклопедии мифов, жил кочевой народ (Птолемей относил его к скифам, Гомер — ​к фракийцам) — ​абии. Питался этот народ в основном молоком, отличался целомудрием и миролюбием. Этих прекрасных качеств хватило только на то, чтобы попасть в мифы. Современное финансовое «племя» должно помнить эту древнюю то ли быль, то ли легенду и быть готовым постоять за себя…

Леонид Левицкий

Журнал «Российская Федерация сегодня» № 17 за 2015 год