Мы открываем новую рубрику, в которой будет рассказываться о людях, сделавших многое для того, чтобы народы России и США жили в мире и лучше знали друг друга, а также о событиях, оставивших яркий след в истории наших стран.

персона истории успеха культурная жизнь культурное развитие интересные факты научная грамотность

Смыслов Олег Сергеевич, исторический публицист, поэт. Родился в 1968 году. Автор книг «Василий Сталин. Заложник имени», «Пятая колонна Гитлера. От Кутепова до Власова», «Загадки Советских наград», поэтического сборника «Жизнь моя». Долгие годы служил в ВВС России. Награждён медалями. Лауреат литературной Премии «Во славу Отечества». Член Союза писателей России. Живёт в Подмосковье.

Специальная подкомиссия Сената США начала свои слушания по большевизму в феврале 1919 года, допросив за время своей работы более двух десятков свидетелей. Большинство из допрошенных стояли на резко антибольшевистских позициях. 21 февраля свои показания дал и Джон Рид, заявив, что он «всегда выступал за революцию в Соединенных Штатах». Следующее его признание было не менее шокирующим: «Да, я — ​революционный социалист».

«Десять дней, которые потрясли мир»

В августе 1917 года Джон Рид вместе с Луизой Брайант отплыли из Нью-Йорка на маленьком шведском пароходе в Европу. В Петроград супружеская пара прибыла через Финляндию после неудачной попытки военного переворота генерала Корнилова, очень скоро оказавшись в самом эпицентре Октябрьской революции.

25 октября (7 ноября) Джон Рид встал очень поздно и… чуть не проспал революцию. В этот сырой и холодный день у запертых дверей Государственного банка на Невском он не без труда узнал, что Временного правительства больше нет. А дальше репортер социалистического журнала «Массы» буквально след в след прошел за Октябрьской революцией весь ее путь, чтобы потом добросовестно и талантливо описать это в своей книге.

Как утверждал сам Рид, он смотрел на события с точки зрения добросовестного журналиста, заинтересованного в установлении истины. При этом, не забыв подчеркнуть: «В борьбе мои симпатии не были нейтральны». Он и не скрывал, что был на стороне восставших…

Джон подошел к Смольному, когда его массивный фасад уже сверкал ночными огнями. И только потом, воспользовались замешательством толпы, он оказался в Зимнем, став важным свидетелем его падения.

Как вспоминал о Риде его коллега А. Вильямс, в те дни «Он был вездесущ: при роспуске предпарламента, при постройке баррикад, при овациях Ленину и Зиновьеву, когда те вышли из подполья, при падении Зимнего дворца…

Но обо всём этом он рассказал в своей книге.

персона истории успеха культурная жизнь культурное развитие интересные факты научная грамотность

Он собирал материал повсюду, переходя с места на место. Он собрал полные комплекты «Правды», «Известий», всех прокламаций, брошюр, плакатов и афиш. К плакатам он питал особенную страсть. Каждый раз, когда появлялся новый плакат, он не задумывался сорвать его со стены, если он не мог добыть его иным способом».

Известный литературный критик, литературовед и переводчик А. И. Старцев, обнаруживший русские блокноты-записи Джона Рида в американском архиве, свидетельствовал: «Основные слагаемые “Десять дней”: это документ, репортерская запись событий и голос мемуариста — ​авторские отступления, оценки, характеристики. Документальная оснащенность Рида поразительна; это отчасти объясняется тем, что он был неутомимым собирателем документов».

Весной 1999 года газета «Нью-Йорк Таймс» опубликовала список «100 лучших работ по журналистике», в который под номером семь попали и «Десять дней» Д. Рида…

Ленин был для него кумиром

С Лениным Джон Рид встречался неоднократно. Нарисованный им портрет вождя Октябрьской революции — ​один из первых портретов, написанный ее свидетелем. На заседании II Всероссийского съезда Советов Рид жадно фиксирует: «Маленькие глаза, крупный нос, широкий благородный рот, массивный подбородок, бритый, но с уже проступавшей бородкой, столь известной в прошлом и будущем. Потёртый костюм, несколько не по росту длинные брюки. Ничего, что напоминало бы кумира толпы, простой, любимый и уважаемый так, как, быть может, любили и уважали лишь немногих вождей в истории. Необыкновенный народный вождь, вождь исключительно благодаря своему интеллекту, чуждый какой бы то ни было рисовки…»

Впоследствии книга «Десять дней» получила высокую оценку В. И. Ленина. В предисловии к американскому изданию (1920) вождь Русской революции писал: «Прочитав с громаднейшим интересом и неослабевающим вниманием книгу Джона Рида: “Десять дней, которые потрясли весь мир”, я от всей души рекомендую это сочинение рабочим всех стран. Эту книгу я желал бы видеть распространённой в миллионах экземпляров и переведенной на все языки, так как она даёт правдивое и необыкновенно живо написанное изложение событий, столь важных для понимания того, что такое пролетарская революция, что такое диктатура пролетариата».

Четыре года спустя Сталин будет отрицать этот факт: «Как могло случиться, что тов. Ленин дал предисловие к книге Джона Рида без всяких оговорок насчет некоторых неверных сообщений? Я думаю, что Ленин не читал всю книгу Рида и дал предисловие лишь для того, чтобы содействовать распространению книги ввиду наличия в ней других очень важных качеств».

И все-таки Ленин читал книгу Рида. Проблема заключалась в другом. Американский автор восхвалял не тех вождей…

В январе 1918 года Д. Рид вместе с А. Вильямсом, присутствуя на открытии Учредительного собрания, получил возможность лично пообщаться с Лениным. И только в ноябре 1919-го, в свой очередной приезд в Россию, когда он начал работать в Коминтерне, встречи с вождем Русской революции стали рабочими и проходили в его кремлевском кабинете. По просьбе Ленина Рид даже готовил информационную записку «Коммунистическое движение в Америке», в которой был дан подробнейший обзор деятельности социалистической партии США и анализ ее кризиса.

Не переставая наблюдать за вождем Русской революции, Рид всякий раз открывал в нем что-то новое. Ленин был для него кумиром.

персона истории успеха культурная жизнь культурное развитие интересные факты научная грамотность

«Это не моя война»

Джон Сайлас Рид родился в 1887 году на северо-западе Соединенных Штатов в Портленде, в семье торгового представителя крупной компании по производству сельскохозяйственной техники.

Со второй попытки, в 1906 году Рид поступил в знаменитый Гарвард, где благодаря личному обаянию и талантам стал всеобщим любимцем. В этом старейшем учебном заведении США он принимал участие практически во всех студенческих мероприятиях. Участвовал он и в собраниях Клуба Социалистов, где президентом был его друг У. Липпман. Именно на этих собраниях складывались его будущие взгляды.

В 1910 году Рид твердо выбирает для себя репортерскую карьеру в Нью-Йорке, поближе к самым важным изданиям того времени. Немалую роль в этом сыграло его университетское знакомство с журналистом Л. Стеффенсом, который в 1906 году вместе с А. Тербел и Р. Бейкером основал «Американский журнал». Стеффенс не только предоставил Риду скромное редакторское место в своем журнале, но и заинтересовал его социальными проблемами.

В 1913-м Джон становится сотрудником журнала «Массы», а осенью, в качестве репортера журнал «Метрополитэн» отправляется в Мексику, где за четыре месяца публикует серию репортажей о Мексиканской революции. Его книга «Восставшая Мексика» увидит свет в 1914 году. Теперь и до конца своей жизни он будет всегда находиться в самой гуще событий, будь то стачка текстильных рабочих или далеко не мирные митинги шахтеров в Ладлоу.

С началом Первой мировой войны Джон Рид спешит в нейтральную Италию, а оттуда в Париж. Эту войну он называл «новым витком торговой борьбы между империалистами».

В 1915-м, в сопровождении художника и журналиста Боурдмена Робинсона Рид посещает Грецию, Сербию, Болгарию и Румынию. Это было весьма опасное путешествие. В Хелме их арестовывают и приговаривают к расстрелу за шпионаж. Неожиданное спасение приходит от американского посла. Следующий арест последует при попытке нелегально перейти границу с Румынией. На этот раз их выручит уже британский посол.

Вернувшись в США, Рид до последнего момента надеялся, что США не вступит в эту войну, однако 2 апреля 1917 года президент Вильсон все же объявил ее. И тогда радикальный репортер, только недавно заложивший часы своего покойного отца и продавший коттедж в Кейп-Коде, поклянется: «Это не моя война, и я не буду иметь ничего общего с ней».

персона истории успеха культурная жизнь культурное развитие интересные факты научная грамотность

Символ целого поколения

С весны 1918-го Рид совершил около двух десятков агитационных поездок по США, выступая в защиту Октябрьской революции и против американской интервенции в Советской Республике. За эти выступления его не раз привлекали к судебной ответственности по обвинению в «антиамериканской деятельности». И, тем не менее, известный американский репортер оставался неумолим.

В 1919-м, в результате объединения групп Чарльза Рутенберга и Джона Рида, создается Коммунистическая партия США. С 1921 по 1929 гг. она называлась Рабочей партией Америки. Рид редактирует ее орган «Голос Труда», а в 1920-м снова отправляется в Россию на II Конгресс Коминтерна.

1 сентября на съезде в Баку Джон убеждал присутствующих: «…Дядя Сэм никогда не дает чего бы то ни было даром. И мы говорим вам, народы Востока: “Не верьте обещаниям американских капиталистов!”»

В Москву Рид вернулся уже больным брюшным тифом. За несколько дней до смерти у него была парализована правая сторона, а 19 октября он умер. Гроб с телом установили в Доме Союзов. Американского большевика и «принца американской журналистики» в последний путь провожала вся Москва. «Он похоронен на самом почетном месте в России, где лежат ее прославленные герои, — ​у стен Кремля», — ​в письме к матери писала вдова Рида.

персона истории успеха культурная жизнь культурное развитие интересные факты научная грамотность

Пройдут десятилетия и непорочное «житие» американского большевика начнут подвергать серьезному сомнению. Например, американский экономист британского происхождения Энтони Саттон, в одной из своих книг, предположительно назовет Джона Рида «двойным агентом», как Кремля, так и Уолл-Стрита. С его точки зрения, иначе трудно объяснить столь благожелательное внимание официальных и неофициальных, но весьма влиятельных в США лиц к простому журналисту.

Вот только Рид был далеко не простым журналистом. По свидетельству А. Вильямса, его везение объяснялось, всего лишь «благодаря искусной интриге, счастливой случайности или остроумной проделке».

Риду симпатизировали многие, в том числе и его друг, и однокурсник по Гарварду У. Липпман, ставший в 1916 году членом команды президента Вильсона, а в 1917-м помощником его военного советника.

Восхищавшийся Ридом писатель Джон Дос Пассос назовет его символом целого поколения: «Его жизнь явилась как бы символом, образом восстания целого поколения американской молодежи против ограничений устаревшей пуританской морали и против религии денег…»

Таким он и был…

персона истории успеха культурная жизнь культурное развитие интересные факты научная грамотность

Олег Смыслов